суббота, 7 декабря 2019 г.

Павел Делонг / Pawel Delag / Paweł Deląg / Pavel Delong /Zrodzeni do szabli #ПавелДелонг #PawelDelag #PavelDelong #PawełDeląg #Zrodzenidoszabli

Polska + "Paweł Deląg: Nie chcę już być amantem polskiego kina"
Интервью Павла Делонга перед премьерой его режиссерского дебюта "Zrodzeni do szabli"
https://www.pawel-delag.com/polskatimes

Павел Делонг дебютирует как режиссер фильмом «Zrodzeni do szabli», который покажет телеканал History. Нам актер рассказывает о своей зарубежной карьере и чувствах к родному Кракову.

- «Zrodzeni do szabli» - это фильм, который показывает, какое значение имела холодное оружие в истории Польши. Что вас заинтересовало в этой теме?

Павел: Это долгая история. Все началось в подростковом возрасте: вероятно, трудно представить польского мальчика без книг Сенкевича и фильмов Хоффмана. Это основа, когда речь заходит об истории нашей родины. Конечно, я имею в виду 60 и 70 годы. Я занимаюсь профессией, в которой я имею дело с оружием ближнего боя более 25 лет. Мои любимые роли - костюмные роли, а фильмы – это фильмы с историческим сюжетом. Вот почему ко мне пришла семья Сенявских, которая годами культивирует искусство фехтования, а их намерение создать посвященный ему фильм произвело на меня огромное впечатление.

- На этот раз Вы не только снимались в кино, но и сняли его. Как это произошло?

Павел: Изначально «Zrodzeni do szabli» должен был стать типичным документальным фильмом. Я не был заинтересован в участии в такой учебной картине, предназначенной для узкой аудитории. Но когда увидел, что делают эти люди с саблей, узнал, что они собрали довольно большую сумму для съемок - потому что это целых 350 тысяч злотых - подумал, что, возможно, стоит снять художественно-документальный фильм с диалогами и психологическими портретами воинов 17-го века. Когда я представил это предложение продюсерам, они предложили мне стать режиссером фильма. Мы внесли некоторые серьезные изменения в первоначальный замысел. В дополнение к финансовым ресурсам мне была оказана поддержка со стороны «народного движения», то есть энтузиастов сабли, которые принесли свою приверженность, страсть и время для этого производства. В свою очередь, я нанял несколько коллег: актеров и сотрудников съемочной группы. В результате у меня была полупрофессиональная команда. И никто не ожидал, что их такой закваски может получиться такой красивый торт.

- Как вам работалось с другой стороны камеры?

Павел: Для меня это было очень рискованное начинание, но оно оказалось очень приятным. Годы, проведенные на съемочной площадке под руководством замечательных режиссеров, таких как Анджей Жулавский, Януш Маевский и Джон Страсберг, дали мне хорошую практику. Более того – в нескольких последних фильмах, в которых я снялся, у меня было исключительно тесное сотрудничество с режиссерами. Я ценил в них, что они открыты для диалога, а они - что я актер с инициативой, значит смотрю на фильм немного шире. Вот почему я думаю, что был готов что-то режиссировать.

- Один из тех, кто был занят съемками «Zrodzeni do szabli» Ваш сын Павел Делонг младший.

Павел: Это был командос от специальных задач (смеется). Я думал, что он будет ближе ко мне, но Павел предпочел держаться немного дальше. Может быть, потому, что решал очень разные задачи. Потому что на съемочной площадке иногда нужно уметь справляться с разными вещами - доставлять реквизит или разрешить какую-то неожиданную ситуацию. У нас не было полностью профессиональной команды, поэтому у Павла было забот полон рот. Впрочем так же, как у других. Фехтовальщики были не только актерами, иногда они стояли за камерами. Это были настоящие американские горки. (смеется) Я до сих пор спрашиваю себя, как это нам удалось.

- «Zrodzeni do szabli» будут показаны по телевидению в 35 странах мира. Откуда такой интерес к данной теме?

Павел: Это потому, что этот фильм честен и правдив. Прежде всего, с предметной и документальной стороны, показывает страсть и заинтересованность людей. Также профессионально реализован. Помимо собранных 350 тысяч злотых, мы получили еще 100 000 на постпродакшн от людей, пожелавших внести вклад в общее дело. Были даже шансы на государственную поддержку и ограниченное распространение фильма, но продюсеры выбрали другой путь – путь самостоятельной реализация. К счастью, появился дистрибьютор, благодаря которому «Zrodzeni do szabli» увидит широкая аудитория.

- В последние годы Вы чаще работаете за границей, чем в Польше. С чем это связано?

Павел: Мир идет вперед, приходят новые актеры, режиссеры и продюсеры быстро к ним привязываются. Поэтому у прежних актеров, иногда возникают проблемы с тем, чтобы найти для себя место. В какой-то момент я стал слишком ассоциироваться с тем, что работаю в основном за пределами страны. Потому что таких фильмов действительно было много. Так же и теперь, когда почти совпадают премьеры фильмов с моим участием: польского «Zrodzeni do szabli», чешского „Дарья”, русского „Легенда Феррари” и британского „Enemy Lines”. В каждом из них я играю главные роли. В Польше что-то скоро сдвинется, наконец - потому что обещают большие телевизионные постановки с моим участием. Пока что иногда зрители обращаются ко мне с вопросом, почему меня так долго не видят на экране. И я не знаю, что им сказать.
- Благодаря тому, что Вы снимаетесь в разных странах, у Вас есть возможность показать себя в различных ролях?

Павел: Да. Я очень счастлив, что могу играть разных персонажей. Кроме того, в каждой стране я применяю немного разные подходы к профессии. Благодаря этому я все время чему-то учусь. Я чувствую себя очень хорошо в комедии, мелодраме и боевике. Так что я гибкий актер. Я мог бы даже сыграть горбуна из Нотр-Дама в подходящем гриме (смеется). Это все страсть, вам нужно любить то, что вы делаете, и помнить, что Муза капризна. И есть другие вещи, кроме нее.

- Что объединяет всех этих персонажей, которых Вы сыграли в разных фильмах?

Павел: Моей любимой книгой с детства «Греческая мифология», поэтому архетипы великих героев всегда населяли мое воображение. И сегодня я тоже так смотрю на мирчерез призму определенных архетипов личности и поведения. Я знаю, что людям по-прежнему нужны положительные герои, которые потом становятся символами определенных ценностей. В данный момент такими персонажами являются для нас участники Второй мировой войны – хотя бы варшавские повстанцы. Сложнее найти современных героев. Но и здесь кино полезно: это хотя бы профессор Релига из "Богов" или Михалина Вислоцкая из «Искусства любви». Наш фильм «Zrodzeni do szabli», тоже предлагает определенного героя и некоторые шаблоны, хотя я в дискутирую с Сенкевичем и Хоффманом, придавая истории более реалистичный оттенок.

- Вы много работаете в России. Что Вас заставило?

Павел: Многие фильмы, в которых я там снялся, на самом деле являются российско-украинско-белорусским совместным производством. Они попадают на весь восточный рынок. Тот факт, что я играю там так часто, также является следствием определенного архетипа. Там нужен другой герой: более романтичным, более смелый. И я как-то вписывается в этот имидж. Несмотря на то, что я играю там очень разных персонажей: от батюшки X века, до эсэсовцев в военных постановках или великих шпионов. Все герои вписываются, однако, в один эталон мужчины. В Польше на данный момент трудно говорить о каком-то одном архетипе человека, между тем на Востоке он все еще очень выразителен и прочно там функционирует. В нашем кино немного ищут такой шаблон, скорее это индивидуальности, которые избегают схем, например персонажи, которых играет Давид Огродник.

- Политические отношения между Польшей и Россией влияют на вашу позицию на восточном рынке?
Павел: Это в данный момент отношения, основанные на конфликте – и моя ситуация немного меняется. Это проявляется хотя бы в том, что я получаю меньше предложений. Наибольшая интенсивность моей работы в России закончилась где-то между 2015 и 2016 годом. По-прежнему случаются, конечно, сильные и важные фильмы, но уже не так часто, как это было раньше. Поэтому я стараюсь работать и на других рынках: чешском или украинском. Моя карьера уже не так сильно ориентирована на Россию.

Чем Вам больше всего нравилось работать в России?

Павел: За то, что российское кино имеет большой размах, зачастую такой же, как в Голливуде. Иногда даже бывало, что на съемках я работал со звездами из Америки. Я работал с Рутгером Хауэром или Майклом Мэдсеном. Это было здорово.

- Работа на съемках в России сильно отличается от работы в Польше?

Павел: В целом работа над фильмом одинакова: ее делают талантливые люди, которым есть, что сказать другим. Хуже всего работать с теми, кто не знает кино или вводит его как нувориш. Это сложная ситуация. Особенно таких продюсеров следует опасаться. К сожалению, иногда они появляются на Востоке. Кинематограф - это определенная культура, фамильярность и порядок. И это существует везде: в Польше, России и Франции. Профессионалы знают, что это значит. Иногда только стандарты могут быть разными. Для нас актер немного похож на рабочую лошадь. В России, однако, у нас есть определенные привилегии: от номера в хорошем отеле, собственной машины и трейлера, до правильного отношения к актеру на съемочной площадке. Там больше заботятся о нем. В Польше говорят, что хорошего актера знают, его редко называют «звездой». Конечно, я не думаю о себе так, но я так себя чувствую в России. Между тем, у меня хорошая школа смирения в Польше (Смеется).

- Трудно вам игра на иностранном языке?

Павел: Сегодня игра на польском языке для меня является привилегией. Потому что мы знаем, что человеку на родном языке легче передавать свои эмоциями. Русский - второй язык, который я знаю лучше всего, поэтому использую его почти органично. Игра на французском или английском языке также не является для меня большим препятствием. Хотя, конечно, это требует больше усилий. Но у меня также есть опыт работы на языках, которые были для меня совершенно чужды: даже в «Судьбе Рима», где я играл на латыни. И это был просто настоящий орк. (смеется) В другой раз мне пришлось это говорить на греческом. Так что это вызов, но интересный.

- Недавно появилась информация, что Вы снимаетесь в польско-украинском костюмированном сериале "Кофе с кардамоном". Будет хитом «Zniewolonej»?

Павел: Наши амбиции немного выше. Продюсеры хотят, чтобы жанр был полнокровной мелодрамой, а не мыльной оперой. Пока еще продолжаются переговоры с потенциальными прокатчиками этой продукции. Ближайшие недели принесут окончательный ответ, какую форму она примет.

- Украинская пресса, рассказывая об этом сериале, называет Вас „польским секс-символом”. Как Вы сегодня реагирует на такие определения?

Павел: Хуже всего то, что появление любой партнерши рядом со мной сразу возбуждает прессу тут и там (смеется). Во многих фильмах со мной играют прекрасные и красивые актрисы. Недавно Ольга Погодина, Катя Гусева или Алена Бабенко. В Польше то же самое: когда я играл Малгосией Форемняк в одном спектакле, мне стали приписывать с ней роман. Ну что ж: пресса такая, какая есть она должна генерировать подобные истории не переставая. И что мне с этим делать?

- В Польше у Вас все еще есть образ героя-любовника. Вы пытаетесь бороться с этим?

Павел: Это мнение сохраняется много лет. И мне нечего здесь сказать. Если бы по крайней мере были сняты фильмы, которые использовали бы этот мой образ, я бы даже согласился на это. Между тем у нас когда кого-то называют «amanta», он не будет ничего играть. Вот как я это воспринимаю. У меня складывается впечатление, что никому в польском кино не нужен этот тип актера. Поэтому мой совет молодым коллегам: «Не дай Бог, чтобы вас пометили как «amanta» (смеется).

- Немного такой Ваш образ в нашем кино создал памятный фильм „Quo Vadis”. Интересно, как вы оцениваете сегодня его влияние на свою карьеру – как положительное или отрицательное?

Павел: И то, и другое. Этот фильм помог мне сыграть мои первые роли за границей - во Франции и России. В Польше было по-другому. Зрителям нравится этот фильм, но в творчечкое среде он был оценен только с годами. Первоначально он столкнулся с некоторым остракизмом. Тем не менее, я думаю, что через десять лет он будет рассматриваться как классика кино Ежи Кавалеровича. Однако этот фильм не помог мне в Польше, и моя карьера здесь замедлилась. Вот почему около 60% моих фильмов, как основных, так и второстепенных, составляют иностранные фильмы.

- Успехи за рубежом не влияют на Ваше положение в стране?

Павел: - Уже Рей сказал: „Поляки не гуси, свой язык имеют”. Это совсем не измеримо. Но хорошо: Вы просто должны делать свою работу. Для меня одна из самых ценных вещей - это самореализация. Благодаря ей мы стали круче и умнее в личной жизни.

- То, что Вы играете в разных странах, вероятно, заставляет Вас много путешествовать. Как Вы живете на чемоданах?

Павел: Это цена, о которой часто забывают. Некоторые себе представляют "а вам там весело, вы путешествуете из страны в страну, гастролируете". Между тем, съемочный процесс - это работа чаще всего на целых двенадцать часов. Вернулся в отель около полуночи, а надо еще помыться и учить роль на следующий день. Это очень напряженное время, особенно, когда играешь главную роль. Это жизнь между съемками и отелем оставляет мало времени. Поэтому время съемок фильма ассоциируется у меня с минимальной общественной жизни или семейной.

- Точно. Ваша сестра Дорота тоже актриса. Вы поддерживаете друг друга?

Павел: Мы поддерживаем друг друга, иногда спорим, иногда обсуждаем. Дорота сейчас играет в «39 с половиной», а также реализует новый жизненный план: она занялась личными тренировками. Для меня, однако, он по-прежнему остается одним из самых важных людей, с которыми стоит обсудить роль и выслушать ее комментарии. Или чтобы получить новый взгляд на сценарий или книгу.

- Ваш сын, поработав над фильмом «Zrodzeni do szabli», тоже пойдет в кино?

Павел: - Есть такие планы. В настоящее время я готовлюсь к производству двух фильмов. И, безусловно, я хотел воспользоваться услугами Павла Делонга младшего.

- Вы родом из Кракова. Вы находите время приезжать в родной город?

Павел: Я часто бываю в Кракове. У меня семья и друзья там. Нет ничего лучше, чем прогуляться по Канониче, а затем по Планты, по направлению к Барбакану или по площади Щепанского. Хотя этот город становится все более и более чуждым для меня из-за толп туристов. Я не завидую этому Кракову, потому что он теряет свой характер. Конечно, больше всего мне запомнился город 80-х и 90-х годов, когда я жил между Театральной школой, Ящурами, Под Баранами, Кшиштофорами и Старым театром или Театром Словацкого. Именно там я мог наблюдать за великими актерами: Ян Пешек, Ежи Трела, Анной Полони и Анна Дымна. Это были фантастические места, где происходили удивительные вещи. Там я испытал свои первые профессиональные эмоции. Краков сформировал меня. Я оттуда.

Павел Делонг / Pawel Delag / Paweł Deląg / Pavel Delong /Zrodzeni do szabli
#ПавелДелонг #PawelDelag #PavelDelong #PawełDeląg #Zrodzenidoszabli


Комментариев нет:

Отправка комментария

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.